8-9 ноября состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «Гражданская война. Многовекторный поиск гражданского мира» при поддержке Правительства Новосибирской области. В центре внимания участников конференции — консолидация общества и анализ исторических событий. Конференция приурочена не только к 100-летию начала гражданской войны, но и ко Дню народного единства, подчеркнул Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон: «учеными обнаружены и подняты исторические источники, открыто много новых фактов и событий, которые будут всесторонне рассмотрены на конференции, обсудим и нравственные аспекты».
В рамках первого дня работы ведущие ученые России выступили с докладами об историческом значении событий Гражданской войны и их влиянии на судьбу России в XX веке, деятелях эпохи. Модераторами стали директор АНО «Историческое общество СФО» Екатерина Болдырева и заместитель директора Института истории СО РАН по научной работе Дмитрий Симонов.

На пленарном заседании выступили:

— Козодой Виктор Иванович, д-р ист. наук, врио директора Института истории СО РАН, с докладом «Российская гражданская война: белый реванш в Болгарии (1920–1923 гг.)»,
— Смирнов Николай Николаевич, д-р ист. наук, профессор кафедры новейшей истории России Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, с докладом «Историография гражданской войны в России: этапы развития»,
— Пученков Александр Сергеевич д-р ист. наук, доцент кафедры новейшей истории России Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, с докладом «Врангель в Крыму в 1920 году: обреченность на неудачу»,
— Петров Иван Васильевич, канд. ист. наук, ассистент кафедры новейшей истории России Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, с докладом «Православное духовенство и Белое движение на завершающем этапе Гражданской войны: агония или подготовка к продолжению борьбы в эмиграции»,
— Гагкуев Руслан Григорьевич д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник    Института Российской истории РАН, главный редактор корпорации «Российский учебник», с докладом «Лодейвик Грондейс и его воспоминания как источник по истории Гражданской войны в России»,

— Разумовский Феликс Вельевич, историк, телеведущий, с докладом «Гражданская война как универсальное средство разрушения Русского мира», Шевелев Дмитрий Николаевич д-р ист. наук, заведующий кафедрой Томского государственного университета и Луков Евгений Викторович, канд. ист. наук, декан исторического факультета Томского государственного университета, с докладом «Антибольшевистское движение востока России как воображаемое сообщество»,

— Шулдяков Владимир Александрович, канд. ист. наук, доцент Омского филиала Военной академии материально-технического обеспечения им. генерала армии А. В. Хрулева, с докладом «Сибирское казачье войско в годы гражданской войны».
Работа конференции продолжилась 9 ноября.
Второй день конференции прошел в рамках пяти тематических секций на площадке ГПНТБ:
— Секция «Гражданская война: состояние социокультурной среды в Сибири»
— Секция «Вопросы сохранения историко-культурного наследия»
— Секция «Человек в эпоху великих потрясений»
— Секция «Гражданская война в духовно-нравственном измерении»
— Секция «Общественно-политические и социально-экономические процессы в период Гражданской войны»

Научно-практическая конференция «Гражданская война. Многовекторный поиск гражданского мира», которая прошла 8-9 ноября, стала итогом многомесячной работы новосибирских историков и общественных деятелей – в течение года на различных площадках региона прошли лекции, кинопоказы, творческие встречи, выставки. Организаторами конференции выступают Правительство Новосибирской области, Новосибирская Митрополия, АНО «Историческое общество СФО» (отделение Российского исторического общества), Институт истории СО РАН, отделение Российского исторического общества в Новосибирске, Архивная служба НСО, Государственная областная научно-техническая библиотека, Исторический парк «Россия — моя история», Новосибирское региональное отделение Русского географического общества, Новосибирский государственный педагогический университет, Новосибирская православная духовная семинария. С докладами выступили ученые из Омска, Томска, Кемерово, Москвы, Санкт-Петербурга.

 От Омской духовной семинарии по благословению Ректора омской духовной семинарии Митрополита Омского и Таврического Владимира, был представлен доклад иерея Вячеслава Суховецкого «Порожденный российской смутой»:

«Жизнь духовенства в годы гражданской войны была омрачена испытаниями приходивших со всех сторон, и со стороны красных, и от белых. И даже в столь тяжелое время размышления о судьбах России и роли духовенства в деле ее возрождения наполняли умы и сердца священников. Документы епархиального делопроизводства, частично сохранили для нас мысли священников, о целях и задачах духовенства в спасении родины, изложенные ими на страницах рапортов и докладов вышестоящему начальству.

25 мая 1919 года при церкви станицы Якши-Янгистовской Кокчетавского уезда произошел случай который, возмутил духовенство и сельских жителей. Командир карательного отряда капитан Ванягин подверг тесному наказанию исполняющего обязанности псаломщика временно запрещенного священника Георгия Товкачева (Исторический архив Омской области (ИАОО) Ф. 16. Оп. 1. Д. 342. Л. 10).

Выполняя приказ по подавлению восстания, карательный отряд вошел в станицу Якши-Янгистовскую, офицеры расположились в доме у священника Федора Смирнова, настоятеля местной Георгиевской церкви. За разговорами настоятель пожаловался на Тавкочева, как малограмотного, непослушного священника, которого даже владыка запретил в священнослужении, за самовольное оставление своего прихода, и отправил на исправление к о. Федору. Утром собрав жителей станицы Ванягин при людно выпорол розгами священника Георгия.

Духовный следователь благочиния иерей Павел Обудовский, через два дня завершив следствие, обратился с развернутым рапортом в Епархиальный Совет. Он пришел к заключению о том что, «выходка капитана Ванягина есть, безсомнения, результат безудержной преступности, порожденной Российской смутой, воцарившей своеволие вместо закона. Призванный помогать Правительству регулировать жизнь страны опираясь на законы, сам не захотел подчиниться закону, предписывающему во всем и везде уважать личности, а особенно личность священнослужителя» (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 342. Л. 5). Уважение к личности священнослужителя, как представителя Русской церкви, должно быть непреложным требованием всех стремящихся к возрождению и восстановлении России, утверждал отец Павел.

Одной из причин гибели России были действия советской власти в области ее борьбе с верой. «Возглавляемая Лениным, Троцким и другими Лейбами, гнусная шайка растлителей души русского народа обезбожила народ и он деморализованный, к тому же крайне невежественный, явил собою культурному миру небывалую еще в истории картину того, на что способен народ, потерявший под собой почву». Так же продолжая, священник рассуждал о задаче стоящей перед духовенством: «найти те святыни народной веры, которые были отброшены им под влиянием чуждых русскому духу доктрин, — значит воссоздать Русь, и это только по плечу духовенству, — только духовенство способно сковать мысли народа и подчинить ее мечте восстановить Россию. Если враги России признают то значение, которое имеет духовенство в России, то тем более должно дорожить духовенством Правительство, на долю которого выпало тяжелая задача воссоздания родины» (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 342. Л. 4 об.).

Не задолго до этих событий, 2 мая совещание духовенства 13 округа Кокчетавского уезда обращались в Епархиальный Совет с просьбой донести до Правительства важность роли духовенства в деле возрождения России. Поэтому отец Павел продолжает: «И если Епархиальный Совет по каким либо причинам счел это не удобным, то рассматриваемый с о. Товкачевым случай должен вынудить Епархиальную власть исправить свою ошибку». Заканчивая свое обращение священник утверждал, что «…Епархиальный Совет должен потребовать от Правительства примерного наказания для капитана Ванагина, — своим поступком запятнавшего всё офицерство, — чтобы отбить и у других всякую охоту к поступкам, ведущим к деморализации русского народа» (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 342. Л. 4 об.).

Рассмотрев этот рапорт Епархиальный Совет 11 июня 1919 года обратился к архиепископу Сильвестру (Ольшевскому) с докладом о событиях 25 мая. Особо указывалось, что «…на это вопиющие дело должно быть обращено самое серьезное внимание и духовенство не только Кокчетавского уезда, но и всей вообще Омской епархии, должно быть обеспечено в будущем от возможности дикого насилия и произвола со сторона лиц, являющихся на местах представителями законности и правопорядка и в то же время свои поведением вызывающим недоумение и волнение среди сельского населения. Необходимо, поэтому, об истязании карательным отрядом священника-псаломщика Товкачева, как случае выдающимся, довести до сведения Верховного Правителя и просить его о принятии самых строгих мер к расследованию этого безпримерного дела и о привлечение виновных к законной ответственности» (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 342.  Л. 11.).

12 июня владыка Сильвестр подписал и отправил отношение на имя Верховного Правителя. В результате личной встречи, адмирал Колчак А.В., пообещал направить специального чиновника для расследования данного происшествия. Впрочем, дальше обещаний дело не продвинулось. Герою подавления крестьянского восстания все простили. Уже после восстановления советской власти иерей Павел Обудовский в рапорте от 21 апреля 1920 года, замечал, что «в рассматриваемое время было, очевидно, не до расследований о насилиях, чиненных карательным отрядами и отдельными лицами» (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 342.  Л. 1), да и продолжать расследования уже не имело смысла, потому что священник Федор Смирнов, запрещенный в священнослужении после рассматриваемых событий, умер в ноябре 1919 года.

Священнику Товкачеву в июне 1919 года, разрешили служить под присмотром отцов 13-го благочиния, однако уже 18 февраля 1920 года священники просили владыку убрать от них этого священника, который бегая с прихода на приход искал себе место получше, разрушая приходскую жизнь (ИАОО Ф. 16. Оп. 1. Д. 343. Л. 18). В дальнейшем он уклонился в обновленчество. Священник Товкачев в 1928 году закрывал Никольский казачий собор города Омска (ИАОО Ф. 1326. Оп. 1. Д. 7. Л. 46).

Капитан Ванягин, раз преступив закон, еще 2 раза подымал свою руку на священников в других селах. Он так и не был наказан Белым правительством. Дальнейшая судьба его, неизвестна.

Верховный Правитель оставил Омск в ноябре 1919 года. Советская власть продолжила курс на обезбоживание народа. Архиепископ Сильвестр был замучен в Омской тюрьме. Многие из сельского духовенства были обвинены в сотрудничестве с Колчаковским режимом. Наверное, иерей Федор Смирнов то же был бы арестован, если остался жив.  Вся дальнейшая жизнь духовенства стало крестным путем».