С Л О В О

митрополита Омского и Таврического

ВЛАДИМИРА

к выпускникам Омской Духовной семинарии

2019 года

Ваши Преосвященства!

Возлюбленные о Господе отцы, братья и сестры!

Уважаемые дамы и господа!

Дорогие выпускники!

Сегодня мы празднуем знаменательное событие – из стен Омской Духовной семинарии выходят уже четвертый выпуск бакалавров Богословия, третий выпуск регентов, второй выпуск иконописцев и первый выпуск магистров Богословия.

Выпуск из стен учебного заведения – событие, всегда сопряженное с волнением. За плечами у вас, дорогие выпускники, – время, когда главной вашей заботой было овладение новыми знаниями, как теоретическими, так и практическими. За вашими плечами остаются стены нашей семинарии, не один год бывшей для вас вторым домом. Неслучайно с древности учебное заведение почтительно называется alma mater – «питающая мать». В отношении семинарии это наименование справедливо вдвойне: наша

семинария воистину была для вас второй матерью, питавшей вас и духовною, и телесною пищей. И вот наступил момент, когда вы, оперившись, должны ее покинуть и отправиться в самостоятельный путь, вступить в огромный, полный забот и искушений мир.

Но вы, дорогие выпускники, окончив семинарию, не остаетесь брошенными на произвол, вы не оказываетесь подобно одиноким пловцам среди бушующего моря. У вас есть надежная защита – Церковь Христова, и истинный и неизменный Путеводитель – Сам Христос, Сын Божий, Который предал Себя на Крестную смерть ради нашего спасения. Он является для вас Помощником и Заступником, Он же – и Образец пастырского служения, которое многие из вас уже исполняют, а некоторые готовятся принять на себя.

По сути своей дело пастырское – есть дело апостольское, и дух пастырский должен быть апостольским, который выражается в деятельной ревности и непрестанном попечении о спасении человеческих душ. А это порой бывает сопряжено со множеством трудностей и искушений.

Священническое служение – это не только честь, это – прежде всего, крест. Мы призваны Господом, чтобы подобно Ему взять свой крест и идти вслед за ним. Мы все помним это из Евангелия, но часто, за различными житейскими заботами или просто из-за небрежения забываем о месте креста в нашей жизни, о животворящем присутствии в ней Креста Христова.

С самого момента Святого Крещения мы носим нательный Крест, служащий нам постоянным напоминанием о той смерти, которую Спаситель принял за нас. Начиная служить в Церкви, еще даже не будучи священниками, мы облачаемся в стихари, на которых вышит Крест: это опять же, напоминание нам о Господе и Его добровольной Жертве, которую Он принес за нас – чтобы мы, служа и молясь в Церкви, постоянно имели памятование об этой Жертве.

Наконец, принимая священнический сан, мы сподобляемся ношения священнического Креста. Этот Крест, Крест пастырский, требует от нас самой большой ответственности. На нем запечатлены слова апостола Павла: Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою – то есть: Будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1Тим.4,12). Это – цель священнического служения. Что может быть выше священства? Мы тем самым уподобляемся Самому Господу нашему Иисусу Христу, Первосвященнику по чину Мелхеседекову (Евр.5,10). Поэтому православный священнослужитель должен во всем подражать Первосвященническому служению Христа, и каждую свою мысль, каждое свое слово и каждый свой поступок соотносить с тем, как нес Свое Служение Господь. А в чем состояло это Служение? Прежде всего, в самоумалении, в высочайшем смирении. У Господа не было ни богатых священнических одеяний, ни стабильного места служения – мы помним, что у него не было даже крова над головой. Он постоянно, не только на словах, но и на деле показывал отречение от Собственной воли, и готовность пожертвовать ради Своей паствы Своею жизнью. Как Первосвященник, Он принес в великую жертву не тельцов и голубиц, как было принято в то время, но Самого Себя. Нагой, страдающий Господь, распятый на Кресте, – вот наш Первосвященник, вот Кому вы должны подражать, выйдя из стен семинарии и встав на поприще самостоятельного служения. Ваше возрастание – в вашем смирении, в самоумалении, в кресте, который вы добровольно возьмете и понесете вслед за Господом нашим Иисусом Христом.

Как писал святитель Феофан Затворник, «Крест всяко есть скорбь, теснота, уничижение… Крестов много, но видов их три: первый вид – кресты внешние, слагающиеся из скорбей и бед, и вообще из горькой участи земного пребывания; второй – кресты внутренние, рождающиеся из борьбы со страстями и похотями ради добродетели; третий – кресты духовно-благодатные, возлагаемые совершенною преданностью в волю Божию».

Стремитесь же достойно нести все эти три креста, которые суть разные проявления одного, Голгофского, на котором был распят Господь. Мы должны без ропота и негодования сносить все те испытания, все те искушения и скорби, которые выпадают на нашу долю – то, что святитель Феофан назвал первым, внешним крестом. Мы должны бороться с внутренними нашими страстями и помыслами, дабы стяжать крест внутренний, крест победы над грехом. И, наконец, мы должны полностью подчинить свою волю – воле Божией, а свою жизнь – служению Ему. Тогда мы обретем высший, самый Благодатный крест – крест Богоподобной любви, а с ним – и подлинное священство, суть которого – забыв о себе, служить Богу, служить людям.

В этом и состоит цель семинарского обучения – и вообще любого обучения, которое проходит на своем жизненном пути православный христианин. Где бы мы ни учились, Учитель у нас Один – Христос; училище у нас одно – Его Святая Церковь, и учение у нас одно – Его великие Заповеди. Как Церковь есть Тело Христово, прообраз Его Царства, так и семинария есть прообраз того незримого училища, которое созидал во время Своей земной жизни Господь и в котором Он подготавливал к апостольскому служению Своих учеников.

Нужно понять не только разумом, но почувствовать сердцем, воспринять всей душой, что пастырский долг призывает нас к тому, чтобы всех людей возвести в меру полного возраста Христова (Еф.4,13) и при этом каждого человека утвердить, по словам святителя Василия Великого, «в собственном его призвании». Но для этого нужно, прежде всего, утвердить в этом призвании самих себя.

К великому сожалению, очень часто среди выпускников духовных семинарий, включая и тех, кто сподобился принять священнический сан, мы видим обратное этому. Духовное подменяется материальным, служение Христу – деланием «карьеры», а слабые всходы добродетелей зарастают и заглушаются терниями греха. Вроде был такой скромный, неиспорченный молодой человек, отучился в семинарии, был рукоположен во диакона, а потом, может, во иерея… И вдруг начинаем замечать за ним любостяжание, или гневливость, или какой-нибудь другой порок, который раньше, вроде, за ним не водился. А чаще всего – видим в нем склонность к осуждению. Всё ему не так, всё не по нраву… И прихожане для него не такие, какие по его разумению должны быть; и другие священники – никуда не годные, служат не правильно; и архиерей – не такой, какого бы ему хотелось, и вообще всё в Церкви никуда не годится… Вначале это только мысли, потом это уже разговоры, а порой доходит и до дел.

Откуда это берется? Неужели этому научаются в семинарии? Нет, семинария здесь не при чем: Иуда обучался у Самого Христа, его соучениками были святые апостолы, но это не удержало его от падения. Все это происходит от внутренней страстности, от несмирённой гордыни. Именно гордыня превращает для нас сучок в глазу ближнего в бревно, и любой мелкий недостаток – чуть ли ни в смертный грех. Как писал праведный Иоанн Кронштадтский, «Примечай за собой: в негодовании на кого-либо, кажущемся тебе справедливым, не действуют ли твои страсти: самолюбие, гордость, ненависть, зависть и другие. Страсти прикрываются часто, как личиной, видом истины».

Действительно, самое страшное в грехе осуждения, это то, что он начинается с вроде бы радения за правду, а заканчивается полным нравственным падением. Так пал Иуда: он начал с того, что осудил Марию, когда та, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; тогда, как повествует Евангелист, он сказал: для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? (Ин.12,3,5). Иуда осуждает Марию – а вместе с ней и Самого Господа, Который допускает такое, говоря современным языком, «нецелевое» использование драгоценного масла; и делает это Иуда вроде бы из благих побуждений. Но слово осуждения произнесено, и мы видим, к чему это его в итоге приводит – к тягчайшему предательству и самоубийству… Не станем же подражать Иуде, не будем предаваться духу осуждения и недовольства, чтобы не впасть в более тяжкие грехи! Напротив, станем подражать Господу, Его Пречистой Матери и всем Его святым в смирении и кротости, ибо Сам Господь призывает нас к этому: возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф.11,29). Вот какое великое благо ожидает нас, если мы смирим свое сердце и не станем никого осуждать: мы уподобимся Самому Господу, мы обретем душевный покой. А там, где душа спокойна – там и радость, там и спасение.

Дорогие выпускники! От всего сердца поздравляю вас с обретением духовного сокровища – способности грамотно вести людей ко спасению, и уповаю, что это сокровище вы не оставите непреумноженным, и что семя, посеянное в нашей семинарии, вернется плодом сторичным. В этот торжественный час архипастырски напутствую вас словами преподобного Исидора Пелусиота: «Принявшие священство должны блюсти себя как храм и стать недоступными для всякой самовольной и низкой страсти».

Следите же за собой, боритесь со страстями и достойно несите крест служения Господу и Его Церкви!

Благодать Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа да будет со всеми вами!

Аминь.